Ugly Eskel
Я пламя, я смерть!
Что-то взбрело мне в голову, и я решила просмотреть фотографии со своей первой игры, а именно: "Хогвартс. Новые правила. 1997".
Я поняла, насколько ярко всё помню: звуки, действия, мысли, ощущения, даже запах весеннего леса.
Как случайно увидела сообщение о скорой игре и внезапно поняла, что хочу туда. Хоть я и боюсь незнакомых людей и не люблю приходить в незнакомые коллективы, но хочу. Как я писала главмастеру, обращаясь исключительно на "вы". Как пришла на первую тренировку и тоже всем "выкала", а меня поправляли. Как боялась не вписаться в компанию или быть хуже всех в чарах.
Как с чемоданом зашла в гостиную Рейвенкло, не понимая, что делать и как быть. Быстро переоделась и пошла в мастерятню, где мне в общей суматохе вручили игровой паспорт и начитку, как Пингвин устроил групповые обнимашки, чтоб не мёрзнуть. Вспомнила, как мы сидели в гостиной, и моя сестра произнесла абсолютно неожиданное: "А ты сохла по кому-то из Гриффиндора!", а я тихо возмущалась. Как Луна рассказывала про существ, съедающих тьму (она назвала их "марлоками"), а я строила предположения, что будет, если стайка марлоков набросится на дементора - сожрут или нет?
Как министр толкнул скучнейшую речь, а потом все, кроме меня, танцевали. Как пробила полночь, и вдруг мы с сестрой услышали голос, говорящий абсолютно непонятные вещи. "Что ж, с совершеннолетием, сестрёнка..." - мрачно сказала тогда я. Когда голос впервые зазвучал, сердце будто остановилось.
Как вечером в гостиную пришла Кошка и тихо сказала мне на ухо: "Ты видишь видение. Падай."
Я кивнула ей и продолжила стоять, пока она не подошла ко мне ещё раз. "Что, сейчас?!" - я была очень удивлена, поэтому падала очень аккуратно, чтоб не задеть затылком тумбочку. Как все перепугались и отправили меня в больницу св. Мунгоо. Помню, как меня спросили, как я себя чувствую, а я так вяло отнекивалась и говорила, что всё хорошо, что целитель ужаснулась: "Только не говори, что по жизни!"
Я тогда ужаснулась ещё больше: "Нет! Нет, я в порядке!"
Как я вернулась и обнаружила пустую гостинную, а позже оказалось, что в моё отсутствие пропал наш староста. Как в поисках зацепок решили открыть письмо, присланное ему, и как я сразу, ещё до прочтения, поняла, что оно от Кэти.
Помню, как холодно было бегать в Хогсмид и просто куда-либо выходить из гостиной, но мы постоянно носились по улицам. Не заметила, как перестала мыслить по-жизни и наконец полностью переключилась на игру. Как в "Кабаньей голове" на вопрос кабатчика: "А вам есть семнадцать, мисс?" гордо ответила: "Да!" (к тому времени уже сутки как была совершеннолетней, ха!). Как во все глаза уставилась на рыжеволосого человека в круглых очках - очень уж он был странный, а потом очень смутилась, когда мы искали нашего нового декана, а встретили только его с родственницей.
Помню, как жалела, что пропустила занятия, и как злилась на Дамблдора: совсем сбрендил - не пускает моего брата, волшебника, в школу!
Была очень горда собой, когда Моргана сказала мне: "Ты многого добьёшься, а твои способности только усилятся, ведь ты умеешь думать". Помню недоумение от того, что сам министр пожаловал к нам с сестрой и чего-то от нас требует. Опасение перед его помощником, который нас вроде и защищал, но было в его взгляде что-то очень страшное.
Неподдельный ужас, когда хаффлпафец вдруг стал рычать и превращаться в оборотня, а когда мы защищались, чуть не схватил меня за ногу. И мысль: "Я так часто бываю в лесу, а что, если бы он встретился мне там?" Бессилие, когда отказалась от владения Хогвартсом, а министр, не знающий об этом, кричал: "Сделайте с сестрой что-нибудь, защитите студентов!"
Помню заносчивого придурка Нотта, который пытался задирать моего брата, и его же недоумевающее лицо, когда Девид объяснял ему, как работает пистолет, это было даже немного мило. Как я была горда собой, когда мистер Блэк, услышав о моём родстве с Мерлином, сделал уважительный полупоклон и сказал: "Да у вас, мисс, родословная древнее моей будет!" Вот так-то, чистокровные, задирающие нос!
Помню постоянную беготню, страх, адреналин (еще бы, мы идём по запретному ходу в Хогсмид, ура!), вопли аврората: "Рейвенкло, блядь, опять вы?!"
У меня с собой было пять или шесть шоколадок, которые моментально и с аппетитом были слопаны.
Помню, как наступило последнее утро, когда все начали разъезжаться и прощаться, а я ходила и наблюдала, как все общаются и обнимаются. Потом всё же решилась и с робким "Спасибо за игру!" обняла Белку, которая играла профессора Трелони. Как зашла в кабак как раз тогда, когда Драго раздавал оставшиеся хлеб и молоко.
" - Тебе хлеб не нужен?
- Э-э-э... Нет, спасибо...
- Может, тогда молоко возьмёшь? Хорошее молоко, свежее.
- Н-нет, спасибо..."
С округлившимися от удивления глазами я вышла из "Кабаньей головы". Зря молоко не взяла, кстати - дома пригодилось бы.
Помню, как там же, возле выхода из кабака, меня встретила главмастер, тогда ещё совершенно незнакомый мне человек, положила руки мне на плечи, серьёзно посмотрела в глаза и спросила: "Ну как, тебе понравилось?"
Я сказала, что да, конечно, искренне недоумевая, что могло не понравиться. Кажется, она меня обняла.

В моей памяти отпечаталось многое - игровое и пожизнёвое. Я слышала разные мнения о той игре, но для меня она осталась хорошим воспоминанием, тёплым и живым.


@темы: надо научиться раньше ложиться, отголоски воспоминаний