Ugly Eskel
Я пламя, я смерть!
Мне снилось, что я сокол.
Вернее, сначала - человек, я разбегаюсь, и мои руки превращаются в крылья.
Неуклюжий, рваный полёт, я лечу низко, почти касаясь асфальта, и пару раз больно чиркая об него ногами.
Круг, разворот, набор высоты.
Я - птица. Небольшая, но клюв изогнут. Зоркая.
Кажется, ястреб. Хотя нет, мельче... Сокол, точно!
Я машу крыльями, чувствую, как работают тонкие кости где-то под перьями.
Сложились локти, выгнулись назад плечи - набор высоты.
Несколько взмахов, а затем планировать на распахнутых крыльях.
Я чувствую, как ветер шевелит мои перья.
Краем глаза я вижу, как сквозь серовато-коричневое оперение просвечивает солнце, осеннее и оттого холодное, тусклое. Белое.
Я лечу над знакомыми местами, сгибаю шею, чтоб посмотреть вниз.
Сейчас всё там, на земле, такое незначительное.
Есть только небо.

Я помню, что раньше бывала ласточкой, камнем падала вниз, ныряла между электрическими проводами к земле, почти к самому асфальту, и снова вверх.
Сквозь сумерки (или ранний рассвет?), сквозь прохладу и цветущие каштаны.

Я помню, как позже с трудом набирала высоту, не могла взлететь высоко.
Падать на шершавый асфальт больно.
Убегать, когда летишь так низко - неудобно.

Потом я летала человеком.
Раскинув крылья, с разбега.
Через подвесной мост у крепости, в самую гущу врагов. Я знала, что не взлечу высоко - упаду, больно проехавшись несколько шагов по утоптанной, пыльной земле, испачкав одежду.
А потом снова взлечу и брошусь на врага. А после - стремительно вдаль, и их стрелы не догонят меня.
Далеко, через лес, царапаясь о ветки. А выше подняться - невозможно, хотя я пытаюсь.

Хотя соколом летать таки удобнее.